Lord Rayne Deviant
Чёрная Роза.

Глава 1. Обмани меня!

Тьен рывком сел в своей постели, часто дыша и пытаясь придти хоть в какое-то подобие сознания. Снова этот сон… Левое запястье пылало огнем, бросая все тело то в жар, то в холод. Парень провел рукой по лицу, смазывая холодный, неприятно-липкий пот и спустил ноги на пол. По своему опыту, он знал, что сейчас лучше всего прогуляться и поэтому принялся кружить по маленькой комнате постоялого двора, разгоняя кровь. Предрассветная тишина заполняла помещение, и Тьен с легкостью мог слышать каждый свой шаг. Он считал их: Раз, два, три, пять... пять… семь, восемь… Мысли путались, но боль неизменно отступала прочь, оставляя свое место серому, невзрачному равнодушию.
Наконец все прошло, и сознание окончательно вернулось к молодому человеку. Он подошел к небольшому оконцу и выглянул наружу, вдыхая свежий, еще не разбавленный пылью дорог и вонью десятка идущих по ней гужевых повозок, воздух. Первые лучики поднимающегося солнца обожгли природу, окрасив ее в нежные, обманчивые краски. Этот свет взрезал память, разворачивая перед глазами Тьена картинки его прошлого, такого счастливого и беззаботного. Сейчас было даже смешно, насколько приятно и насколько обманчиво оно было. Глухой удар по стене и парень облокотился на перекладину над провалом в проклятое утро. Едва различимые серебристые градинки слез в абсолютной тишине коснулись пола, и где-то снаружи ожил мир. Стрекот птиц взорвал воздух, больно полосуя по и без того израненному сердцу…
- Еще бы хоть разок… Всего раз, дедушка… - прошептали высохшие губы. – Прости… Дедушка Лео…
***
- Дедушка Лео!!! – радостный возглас мальчугана зазвенел над бесконечным полем теплой ржи, мягко колышущейся на ветру. Старик улыбнулся, едва заметно ускоряя шаг, спеша на встречу к показавшемуся на опушке парню. Босые ноги прошуршали по траве, путаясь в ее свежем аромате и благоухании множества разнообразных цветов. Мальчик, улыбаясь, подхватил корзинку, которую нес дед, слегка покачнулся, но упрямо перехватил ее в другую руку, чтобы было сподручнее.
- Ну что ты, Фабрис, я еще в состоянии…
- Ничего не желаю знать! – мальчишка бодрым шагом пристроился рядом с дедушкой. – Бабушка Агата трёпку мне задаст, если я не буду тебе помогать.
- Ох Фабрис, Фабрис… - Зацокал языком Лео. – Когда ты уже будешь нас звать просто бабушкой и дедушкой? То, что ты нам не родной…
- Я знаю… - корзинка никак не хотела удобно пристраиваться в руках… - Просто я… Ну... Прости!
За улыбку своего названного внука, старый лекарь был готов простить все, что угодно. Шесть месяцев назад, Лео нашел этого мальчика глубоко в лесу, исхудавшего, обессилевшего, абсолютно голого, да еще и выпачканного в запекшейся крови. Старик кое-как смог перетащить бедного ребенка в свой дом на волокуше и вместе с женой они выхаживали его несколько недель. Но когда Лео уже потерял надежду, пострел очнулся. Вот только память парнишки так и осталась в его прошлом. Он не помнил, ни кем был, ни как попал в лес, ни кто его родители. Даже имя – и то было загадкой.
Единственное, что связывало сейчас Фабриса с пережитым – это человек, которого мальчик звал в бреду: «Сир Гэлоран… Простите… Простите!» Правда, не эту фразу запомнил старый лекарь, в его память навсегда врезался коротенький вскрик юнца, посреди густой чащи леса - «Не трогай меня! Лиёр…» Другой бы и не обратил на это внимания, но только не Лео. Старик еще помнил древние придания, и именно это вселяло страх в его сердце.
Какую-то сотню лет назад, лиёрами называли одержимых демонами людей. Было не важно, добровольно ли человек заключил сделку с отродьем преисподней, или попал под действие заклятия неосознанно – результат был одним и тем же. На короткий промежуток времени, он получал невероятную силу и мог исцелить любую свою рану, однако, демон внутри сводил свое вместилище с ума, обращая в бездушное животное, марионетку, сеющую смерть и разрушение. У некоторых это занимало года, как у сира Сальтаго, правящего северными землями королевства Тьеррик. Другим – хватало и недели, подобно Саванскому убийце, в родных Лео землях Сэлле. Финал был неизбежен и лекарь дневал и ночевал у кровати больного мальчика не просто, заботясь о его здоровье – за его спиной всегда был остро отточенный кинжал, тот, что остался еще со времен его службы на благо короля Сэлле – Абеля третьего. К счастью, этот осколок ужасного прошлого лекаря так и не понадобился. Мальчик пришел в сознание и… улыбнулся. И всякий раз, видя эту улыбку на его лице, Лео укорял себя за столь глупую и жестокую подозрительность, терзавшая его всю зиму.
С того самого времени, мальчик и жил у пожилой четы, помогая им вести свое скудное хозяйство, собирать травы для Лео, чистить двор и охотиться. Имя ему дала Агата - ей всегда хотелось мальчика, и чтобы его непременно звали Фабрис. Что ж, старик не смог отказать своей жене в этой маленькой слабости, ибо бог лишил его дара продолжить свой род на той дурацкой войне…
- Дедушка Лео, что-то случилось? – голос мальчишки пронизывали нотки обеспокоенности и растерянности. – Тебе не хорошо?
- С чего ты взял? – поднял густую седую бровь старик.
- Ну… Ты так погрустнел… Не знаю… - Фабрис задумался и часто заморгал. Дурацкая привычка, от которой так и не смог отучить его Лео.
- Если ты будешь так беспокоиться за меня, то ни сам не поживёшь, ни мне жизни не дашь, - лекарь легонько шлепнул мальчика по затылку и улыбнулся своими сухими губами. – Думай о ближних, Фабрис, но никогда не забывай про себя. Давай-ка вместе понесем, а то ты так точно корзинку перевернешь, оболтус.
- Так точно! – мальчишка радостно подпрыгнул и перекинул корзинку на сторону старика. Тот подхватил ее за одну из ручек и вместе они бодро зашагали домой, сквозь редкий и такой родной лес, беседуя о всем, что попадало на язык. Ветер гулял за их спинами, взлетая ввысь и шепча в кронах деревьев и распространяя вокруг чудесные запахи весеннего леса. Аромат влажной хвои кружил голову, оставляя горько-сладкий привкус на языке. Чудесное время…
***
Еще пара месяцев пролетели в новой семье Фабриса так же легко, как и прочие. Дни наполняли заботы о доме и учебе. Неизвестно откуда, но мальчишка прекрасно умел читать. Верно говорили – навык не прогулять. В срубе у лекаря было много старых книг по гербологии и зельеварению, математике и геометрии, анатомии и медицине. Был даже один алхимический фолиант! Правда, Лео отобрал его у мальчика практически сразу, как заметил нездоровый интерес внука к наследию магов, и строго запретил к нему прикасаться.
- Почему, дедушка Лео? Там запретные знания? Или рецепты богатства?
- Ммм… Нет, Фабрис. Там написана полная чушь. И не следует тебе забивать свою голову подобной ахинеей… – старик немного помялся и, вздохнув, подозвал мальчугана поближе и украдкой приоткрыл обложку. Но вместо ожидаемых таинственных рун и кругов для вызова демонов и бесов, тот, к своему удивлению, узрел в аккуратно вырезанной выемке плоскую фляжку элитного бренди. Лео ухмыльнулся и легонько пихнул локтем парня в бок – Ты все равно бы сюда залез, не так ли? А, Фабрис?
- Я... Не знаю… - мальчик явно смутился и немного покраснел.
- Зато я знаю, - хихикнул лекарь. – Только бабушке не говори, ладно? Это будет наш с тобой секрет… внучёк.
Лео едва не проглотил это слово. Мальчуган жил у них в доме уже больше полугода, и стал им практически родным, но старик так ни разу и не осмелился его так назвать, хотя сам просил Фабриса звать его просто дедушка… И вот теперь, когда они были близки, как никогда, лекарь рискнул… И выиграл!
- Конечно, дедушка! – Фабрис заговорщицки подмигнул и внезапно сменил лицо на задумчивое. Только глаза продолжали хитро блестеть, под отросшей чёлкой, выдавая его нетерпение. Лео прекрасно знал это выражение на лице своего уже теперь внука – Фабрис задумал нечто. И нечто это подразумевало плату за секрет. Старик вздохнул и улыбнулся.
- Сколько?
- Рыбалку! – радостно вскрикнул мальчик.
- Уф… Ну…
- Деда, ну пожалуйста! Пожалуйста! – мальчуган взял Лео за руку и посмотрел в глаза. Такому Фабрису лекарь не смог бы отказать никогда, по этому он коротко кивнул и стал судорожно соображать, где его старые удочки. А парнишка бросился делиться радостью со своей бабушкой.
***
Должно быть Фабрис не знал, что такое настоящая рыбалка. Возможно, он даже пожалел, что захотел этого, потому как вставать с первыми лучами зари было, мягко говоря, для мальчика тяжело. Однако Лео был непреклонен - чья идея, тот и водит. Поэтому по всем правилам, как только заря показала свое лицо меж ветвей, старик разбудил сопротивляющегося мальчугана, они скудно позавтракали холодными лепёшками, домашним сыром и сладким травяным чаем, и выдвинулись в дорогу. Воздух наполняла влажная, прохладная свежесть и воркование просыпающихся птиц, а обувь – лежащая на траве хрустальная роса. Дышалось поразительно легко, и Фабрис быстро проснулся. Мальчишка оживился, постоянно забегая вперед или спрыгивая с тропы, чтобы сорвать побег какой-нибудь лекарственной травки. Несколько раз Лео едва успевал выхватить из рук пострела галлюциногенные растения. На немое: «Ну интересно же, мы никогда сюда не заходили вместе! Я только в книжках читал!», он ответил коротко:
- Мал еще.
Рыбаки пересекли несколько заветных полянок, где лекарь собирал свои самые опасные и дорогие запасы, перешли ручей, поднялись на небольшой склон и, наконец, вышли к развилке. Дорога, уходящая направо поросла травой, в ней с трудом можно было угадать колею узкой повозки. Похоже, что туда давно никто не захаживал. Впрочем, эта дорога, по сравнению левой, была просто проезжим трактом! Сказать про левую заросла – это не сказать ничего! О том, что там когда-то был проезд, можно было судить только по ветхому указателю, валяющемуся рядом. Удручающее зрелище.
- Деда, а что там? – Фабрис указал налево и поежился, как будто из леса с той стороны пахнуло холодом и сыростью. Впрочем, это было неудивительно.
- L'abîme des démons, - прошептал Лео. – Жуткое место…
Мальчик внимательно посмотрел на деда, но ничего не сказал. Дальше они пошли молча и рядом, и вскоре добрались до большого озера, скрытого от посторонних. Лео, пройдя немного вдоль берега, выбрал место и принялся деловито разворачивать удочки, а Фабрис стоял и смотрел на все это действо. Смотрел как-то отстраненно и без интереса. Наконец лекарь не выдержал.
- Фабрис, я же вижу, что ты хочешь спросить…
- Дедушка, почему это место мне кажется знакомым?
Вот чего-чего, а такого вопроса старик никак не ожидал. Он сел на облюбованное упавшее бревно и открыл рот. Закрыл и снова открыл. Лео не знал, что ответить мальчику, потому как тот просто не мог здесь побывать раньше. Сам лекарь нашел это место давно и убегал сюда с друзьями, чтобы половить рыбу и покупаться, когда еще был мальчишкой. Тогда же они и нашли l'abîme des démons – брата-близнеца этого озера, превратившегося в жуткое болото. Пучина демонов – значило его название. Просто красивые слова, подумали тогда дети и…
- Дедушка?
Но почему эти места знакомы Фабрису? Он не мог тут быть, никак. Если бы он тут был, то это значит…
- Дедушка?! - Голос мальчика вывел лекаря из ступора и, наконец, его память услужливо подааа разгадку на золотом блюде – совсем недалеко отсюда он и нашел этого мальца. Старика прошиб холодный пот, ибо оживал самый страшный кошмар его молодости.
- Деда?! С тобой все хорошо?! – Фабрис подбежал к Лео и тот отшатнулся от малыша, упав на спину. – Дедушка!
- Фабрис?.. – Лео моргнул. Лицо мальчика нависло над старым лекарем, а глаза его лучились тревогой и теплом… - Прости… Мне показалось…
Дед поднялся на колени и улыбнулся. Нет – все давно закончилось. И даже фраза, оброненная мальчиком почти год назад, ничего не решает – мало ли что лепечут люди в бреду, да и старческие уши могли все напутать… Лео притянул к себе внука и обнял так нежно, как только мог.
- Все хорошо… - прошептал он мальчику на ухо – Все хорошо.
- Я был здесь… - Голос паренька изменился. Упал и посерел, скомкавшись и поблекнув. В нем сквозила обреченности и страх. – Я был тут… Тогда…
- Да. – Глупо было отрицать этот факт, и Лео решил быть честным со Фабрисом.
- Я хочу знать. Все.
Старик поднялся и снова разместился на бревне. Он похлопал рукой по месту рядом и вздохнул. Похоже, что легкая и приятная рыбалка отменяется…
- Фабрис, пожалуйста, выслушай меня и не перебивай, – начал Лео свой рассказ, положив в рот плиточку снюса. – Я расскажу тебе две истории и задам один вопрос. Подумай хорошенько и, пожалуйста, не лги мне - я это все равно почувствую. Пойми, я всегда буду на твоей стороне, что бы не случилось и постараюсь тебе помочь.
Мальчишка, всегда бойкий и радостный, сел рядом со своим дедом и коротко кивнул. Старик несколько раз с силой куснул снюс и продолжил:
- Начнем с того, что ты действительно был здесь. Я нашел тебя всего в какой-то сотне или другой шагов от этого места. Измученного, голодного и покрытого кровью. Чужой кровью. Я отнес тебя домой и выходил вместе с женой, приняв как родного внука. Вот только в бреду, ты назвал два слова, которые задели меня за живое. Одно из них – родовое имя правителя соседних земель – сира Гэлорана. Второе… Это было слово – лиёр. Думаю тебе оно сейчас ничего не скажет. Но вот мне оно говорит очень многое. Когда-то лиёрами называли одержимых демонами людей. Получая огромную силу, эти… существа постепенно теряли свою человечность и разум, превращаясь в животных.
Лео прикрыл глаза и глубоко вдохнул несколько раз, затем сплюнул размокший комок табака прочь и закинул в рот еще одну плитку.
- Я тебе уже рассказал, куда ведет та дорога. Только просто назвать место, все равно, что сказать имя человека –ты не узнаешь о нем ничего. L'abîme des démons – Пучина Демонов. Это болото… Наверное оно когда-то было озером – братом близнецом этого – но что-то случилось и вода почернела, перестала очищаться или что... Не знаю. Озеро умерло, похоронив вместе с собой множество своих обитателей и все, что росло на его берегах. Люди всегда обходили это место стороной. Позже, недалеко от Пучины была построена тюрьма и в болото стали сбрасывать тела умерших… Говорят, что и казни тоже проводились там же. И какие-то обряды… Но это слухи двухсот или трехсот летней давности. Впрочем, они весьма правдивы, если учесть то, что произошло потом.
Еще одна пауза – Лео собирался с мыслями и силами. В конце концов, ему предстояло открыть мальчугану страшное. Секрет, что он хранил не один десяток лет. Даже Агата не знала подробностей этой истории. Старик взглянул в глаза мальчика, пытаясь найти там что-то, ведомое только ему, но нашел интерес и обеспокоенность. Чистые, прекрасные глаза…
- Эта тюрьма исчезла, просуществовав всего полвека. Просто в один прекрасный день в ней произошла массовая бойня. Заключенные взяли под свой контроль всю окружающую землю. Король направил сюда два отряда из своей армии, чтобы устранить беспорядки. Вернулся едва ли половина отряда… Как думаешь, не многовато ли, для простой тюрьмы в 100 практически безоружных преступников два отряда по 250 человек в каждом? Я вот тебе скажу – мало. Потому, что все каторжники заключили договор с демонами. Они стали лиёрами, Фабрис. Чудовищами во плоти. Именно по этому выжило всего около 100 человек. 100 полностью экипированных солдат из 500! – Лекарь перекрестился и прошептал коротенькую молитву. – Несколько преступников сбежали и понесли своих демонов в люди. По всей стране происходили одиночные случаи. На сотню лет королевство погрязло в охоте на лиёров. Сотню лет в ней властвовала инквизиция, стараясь сдержать их. В конце, люди победили, истребив последних из этих одержимых. О болоте забыли на долгие 50 лет. Пока четыре дуралея не принялись его искать…
Старик резко отвел свой взгляд в сторону, будучи не в силах боле вынести кристально-чистый взгляд внука. Он прекрасно помнил его – интерес, смешанный с трепетом перед пугающей неизвестностью. Лео собрался силами и продолжил:
- Нам тогда было лет по 13-14, наверное, немногим боле, чем тебе сейчас. Четверка проказников, прославившаяся на всю округу. Мы часто бегали на это озерцо, чтоб порыбачить или искупаться. Чудесное место… А потом мы узнали про L'abîme des démons. Черт бы подрал эту горячую мальчишескую кровь! – Лекарь с размаху бухнул кулаком по бревну. – Естественно мы полезли проверять! И знаешь что? А вот ничего! Просто небольшое болото и всё! Ни привидений, ни бесов… Вообще ничерта, прости Господь, нет, кроме трясины, да черной, прогнившей воды. Тогда мы не поняли, чего так боятся взрослые… А через неделю Ивен обезумел. Он убил своих родителей и младшую сестру… Деревенские вздернули моего друга на оглобле… Йен продержался еще 2 дня… Его четвертовали лошадьми…
Крупные чистые капли рассыпались в неверном утреннем ветерке, дувшем с озера. Лес шептал двоим, как будто знал об этой истории что-то еще – то, что неведомо человеку. Внезапно воздух наполнил сладковатый свежий аромат, успокаивая расшатанные памятью нервы Лео. Старик медлил, мальчик его не торопил. Наконец он продолжил упавшим, седым старческим голосом:
- Два часа… Фабрис, он умирал два часа. Господи! После этого я сбежал отсюда так далеко, как только мог. Посчастливилось поступить в ученики к лекарю, а затем на службу его величества. Но даже девятнадцать лет скитаний по всей стране не разъели мою память… Я до сих пор боюсь предположить, что случилось с Эмоном.
Наверное, тебя сейчас мучает вопрос: какого черта я вернулся в эти края? Да просто мне некуда пойти. Смешно, правда? Но я привык… Почти привык… Ирония судьбы… - Лео вздохнул и вытер проступившие слезы. Он вновь взглянул в глаза мальчишки и попытался улыбнуться. – Фабрис, я понимаю, ты живешь с нами уже почти год… Но я должен спросить… Не скрою, от ответа будет зависеть твоя судьба. Я люблю тебя, Фабрис. Люблю, как родного внука, и постараюсь помочь всеми силами, но, пойми, я не могу позволить придти в мир еще одному чудовищу… Фабрис, скажи, ты не замечал за собой желания…
- Нет, дедушка, – парень наморщил лоб, будто пытался вспомнить всю свою короткую новую жизнь. Густые ресницы заметались вверх и вниз. – Нет. Я не помню, чтобы я хотел кого-то убить. Деда, а может быть… Может быть…
Старика передернуло. Он моментально понял, что хочет сказать его внук – быть может, он с родителями путешествовал неведомо куда, а по дороге на них напал Эмон? Быть может, тварь все еще жива? Да, с демонами нельзя быть уверенным ни в чем! Древние легенды не говорили, сколько может прожить одержимый. Вполне возможно, что время для лиёров течет совсем иначе. Тогда… Тогда…
- Фабрис, мы идём домой.
- Но дедушка…
- Живо!
Лео даже не стал собирать свои старые снасти, он просто схватил мальчика за руку и со всей возможной скоростью поспешил по направлению к тропе. Похоже, что пострел понял причину и молча следовал за лекарем. Лиёр мог уйти далеко отсюда, но если монстр остался, то, скорее всего, крутиться недалеко от болота. Чертовски плохо.
Всю оставшуюся дорогу Лео оглядывался по сторонам и слушал лес, однако ничего подозрительного не произошло. На самой опушке старик остановился и повернулся к Фабрису.
- Послушай, давай ничего не будем рассказывать Агате? Не стоит волновать нашу старушку, да? - Мальчик коротко кивнул, и парочка продолжила путь. А вот дома их ждал сюрприз…
- Тётя Матильда!!! – Фабрис кинулся на шею своей тетке, как будто ничего и не произошло. Девушка обняла его и улыбнулась.
- Привет, дурень!
Матильда жила в городке в половине дня пути от дома стариков. Прошлой зимой она гостила у своих родителей, и они успели подружиться с Фабрисом. Кажется, Матильда приняла его как родного брата, даже не смотря на возраст. Женщина целый месяц учила мальчика, играла с ним и воспитывала. Своих детей у нее, к сожалению не было. Последствия трудного детства…
На самом деле Матильда тоже не была родной для парочки. Лео пригрел ее еще девчушкой, возвращаясь с войны. Он нашел девочку около пепелища ее дома, лишенную всего, и дал кров и пищу. Воспитал и обучил всему, что знал. Когда они вернулись в родную деревню лекаря, Лео выстроил дом, и они вместе вели хозяйство. Затем он женился, и какое-то время все было хорошо, пока Матильда не сбежала с парнем своей мечты. Спустя два месяца она вернулась, только чтобы сообщить, что все в порядке, что они живут в городе недалеко и счастливы в месте. Конечно, Лео поругался немного для приличия, но не стал мешать счастью детей. Агата его полностью поддержала.
- Эй! Старик! Как жизнь? – Женщина обняла своего приёмного отца – как твой фикус?
- Привет, доча. Завял почти сразу после твоего отъезда… - вздохнул Лео.
Этот фикус они завели сразу после того, как устроились. Старое, сильное растение завяло на исходе зимы по неизвестной причине. Лео очень переживал по этому поводу, но Фабрис и Агата успокоили старика, и на семейном собрании было принято решение о приобретении нового летом.
- Жаль… Честно. Он столько пережил. – Матильда похлопала Лео по плечу и ободряюще улыбнулась. – Я достану нам новый, обещаю! Ну что, а теперь закатим пир? Мы с мамой столько всего наготовили…
На глаза старика снова навернулись слезы – сегодняшний день был слишком богат на эмоции.

@темы: Чёрная роза, глава 1